Мать смогла забрать у бывшего мужа сына после года разлуки

В начале октября мы рассказали истории женщин, чьи бывшие мужья украли у них детей и категорически не дают с ними общаться. Истории, которые, увы, становятся типичными. Статья называлась «Отцы не молодцы» (читайте на сайте kp.ru). Речь шла про Аллу Шейло, Кристину Ермакову и Марию Миделашвилли. После нашей публикации в жизни одной из них произошли счастливые изменения.

«Сандрик не отходит от меня ни на шаг, прижимается и целует»

24-летней Марии Миделашвилли после выхода заметки удалось забрать своего полуторагодовалого сына.

— Приставы все-таки назначили исполнительные действия. По решению суда — сын должен быть со мной, а мой бывший муж Павел Миделашвилли числится в базе данных должников и не может выезжать за пределы РФ. Одним словом, ничего не оставалось, как назначить передачу ребенка, — рассказывает Маша.

Встречу назначили на пятницу 13 октября. Место действия — квартира, где живет отец с ребенком.

— Там были приставы, участковый, полиция по делам несовершеннолетних, представители органов опеки и попечительства, адвокаты моего бывшего мужа и еще куча народу. Мне же судебный пристав Землянский запретил категорически брать моего адвоката с собой. Но мой юрист Максимилиан Буров объяснил, что по закону никто не может препятствовать мне, применять какую-либо физическую силу. Моя задача взять ребенка на руки и покинуть квартиру. Когда я пришла, Сандрик был на руках у отца и плакал. Любой ребенок его возраста при таком количестве незнакомых людей чувствует себя некомфортно. Когда я зашла, сын закричал еще громче. Может, от того, что отец сильно сдавливал его ноги, а, может, еще по какой причине. Пристав и женщины из органов опеки как будто того и ждали. Начали говорить, что какая-то не нормальная реакция у ребенка на мать, что они не могут в таких условиях передавать его мне. Я предполагала, что нечто подобное будет, поэтому, никого не слушая, просто подошла, взяла сына и, укрыв его своим пальто, вышла на улицу. Сзади я слышала крик и мат — кричали все на всех. И в мой адрес тоже.

24-летней Марии Миделашвилли после выхода заметки удалось забрать своего сына

Маша никому не говорит, где она сейчас живет. Также она отключила все телефоны, боясь, что отец ребенка каким-нибудь образом запеленгует ее местоположение.

— Сандрик меня вспомнил. Он теперь не отходит от меня ни на шаг, все время прижимается ко мне и целует. Видно, что он очень скучал. Я же до сих пор не могу поверить своему счастью.

Через два дня после произошедшего Маша узнала, что экс-супруг подал в суд иск об ограничении ее родительских прав. На каком основании — неизвестно. Но это еще не все. Вот что рассказал «КП» адвокат Миделашвилли Максимилиан Буров.

— Я пришел получить акт о совершении исполнительных действий. Пристав Землянский сообщил, что исполнительное производство прекращено, однако выдавать документы отказался. Я потребовал разъяснить, на каком основании он отказывает. Вместо ответа он вызвал пристава-охранника. Они потребовали, чтобы я покинул кабинет. А когда я отказался, охранник заломил мне руку, повалил на пол, ударил ногой по голове, продолжая выкручивать кисть, прокричал мне в ухо: «Я тебе руку сломаю, сука». Все зафиксировано в травмпункте, поданы соответствующие заявления. Честно говоря, это первое исполнительное действие, после которого я всерьез опасаюсь за себя и свою семью. Угрозы со стороны отцов — это для меня не редкость, но чтобы дошло до мордобоя, да еще и представителем власти — такое впервые. К тому же нам до сих пор неизвестно, что написано в документах, может быть, моя подзащитная выставлена там в ужасном свете. Так или иначе, нам предстоит еще один суд. Борьба продолжается.

А В ЭТО ВРЕМЯ

«Нам приказано сломать тебе ребра, челюсть и голову»

Женщин, оказавшихся в ситуации, когда есть все документы — свидетельства о рождении, решения судов, иски приставов, все что угодно — только нет возможности даже просто увидеть своего ребенка, к сожалению, очень много. После публикации статьи «Отцы не молодцы» женщины писали в редакцию письма с просьбой рассказать и их печальные истории. Что еще раз подтверждает — киднэпинг родными отцами уже самая настоящая эпидемия.

И война эта между некогда близкими людьми не знает пределов. Рассказывает другая героиня нашей заметки Кристина Ермакова:

— В пятницу 20 октября раздался звонок в дверь. Я посмотрела в глазок и увидела мужчину, который держит в руках какую-то бумажку. Накануне я отправила отцу ребенка телеграмму и посылку с подарками для сына. И, честно говоря, подумала, что пришел ответ.

Она приоткрыла дверь буквально чуть-чуть, тут же в эту щель просунули букет гербер.

— Я сразу заподозрила неладное, так как цветы ни от кого не ждала, — продолжает Кристина. — Но захлопнуть дверь уже не удалось, с той стороны на нее навалились двое и буквально сшибли меня с ног.

Досталось и сестре Кристины Светлане.

Кристину отвезли в больницу с сотрясением мозга, переломом ноги и множественными гематомами по всему телу

— Они повалили меня на пол, били ногами и руками. Потом притащили со второго этажа Свету, которая даже не успела вызвать полицию, так как телефон у нее выхватили. После нас двоих усадили на диван. «Нам приказано вообще тебе сломать ребра, челюсть и голову», — сказал мне один из них. «Тебе еще повезло, что мы добрые и женщин не любим бить. Но не смей обращаться в полицию, а то хуже будет». На всякий случай они вытащили у нас симкарты из телефонов. Я спросила, за что все это. В ответ услышала: «Ты сама знаешь свои проблемы».

Полицейские сняли записи с камер наблюдения в подъезде. На них хорошо видно бородатых мужиков, которые побили женщину

После того как налетчики ушли, женщины смогли вызвать полицию. Кристину отвезли в больницу с сотрясением мозга, переломом ноги и множественными гематомами по всему телу. Полицейские составили фоторобот преступников и сняли записи с камер наблюдения в подъезде. На них хорошо видно бородатых мужиков, которые побили женщину. Заведено уголовное дело.

— Но и это еще не все. Мне неожиданно позвонили из Останкинского суда, и сказали, что 30 октября состоится заседание по моему иску об по определении местожительства ребенка. Иск этот я подавала еще в марте, судья его отклонила, но адвокат опротестовал отказ в Мосгорсуде, и вот документ, спустя столько времени вернули в суд первой инстанции. Этот процесс — мой последний шанс.

Источник: msk.kp.ru

Добавить комментарий